Я буду!

Я буду журналисом-международником!

Это выпалила я в третьем классе в старой деревянной школе во всеми забытом городе на сибирских болотах.

И для верности написала на газете, которой мы застилали парты, крупными буквами ЖУРНАЛИСТ-МЕЖДУНАРОДНИК.

Откуда я взяла это название? Где увидела? Ведь в это время у нас не было даже телевизора.

Да, я очень много читала. Папа любил книги про шпионов, он приносил их сразу по несколько штук, так что я успевала прочитать их тоже.

Я поняла, что необходимо знать иностранные языки, тогда можно стать не шпионом, а разведчиком, чтобы этих шпионов ловить. Ведь это так интересно.

Откуда взялся журналист? Может, я перепутала его с писателем, который будет описывать подвиги разведчика.

Мои одноклассники, конечно, ничего не поняли по поводу моего наглого заявления. Ни тогда, ни позже. Так покрутили пальцем у виска, мол, как всегда, придуряется. А я начала «придуряться» по полной.

Немецкий стал моим любимым предметом. Ну и литература с русским, конечно.

На инъяз в наше время могли поступить только небожители. Конкурс был ого-го!

На английское отделение больше 20 человек на место, на немецкое — больше десяти. Это в Новосибирске, о Москве никто даже не заикался.

Понятно, что городские сильно обгоняли провинциалов. Был один шанс увеличить возможность поступления — это средняя оценка 5 из школьного аттестата, которая добавлялась к проходному баллу.

Мне мешала химия. Она уничтожала, просто выжигала серной кислотой мою среднюю пять из аттестата.

Да и сама химия в полном смысле уничтожала меня. Я ее не понимала вообще. Не соображала, как строить формулы реакций, не различала валентности и амбивалентности. Или как там? Я решила выучить учебник. Наизусть. Ничего не понимая. Все лето я долбила формулы, учила теорию, а потом тупо пересказывала учительнице. Я честно вымучила пятерку по химии и добавила ее к экзаменационным баллам на факультете иностранных языков. Я поступила! На зло городским и тем, кто шел «по блату».

Язык я выучила, а вот к заявленной пафосной профессии не приблизилась.

И да! Я снова поступила учиться на факультет пара-па-па! Журналистики!

Потом я работала журналистом, а параллельно пиарщицей в немецкой компании! Чем вам не журналист-международник?

Да, я не сидела на экране голубого телевизора и не рассказывала о Карибском кризисе, но я прекрасно вела презентации для немцев по продвижению информационных технологий на российский рынок.

Анна Ивановна, милая Анна Ивановна. Она единственная, кто без улыбки восприняла мое пафосное заявление. Это она сказала: «Начни с изучения иностранного языка и побольше читай!» Что было дальше, вы уже знаете.

Так что не важно, где вы живете, мечтать надо по-крупному. Даже если сам не очень понимаешь отправленную во вселенную заявку. Ничего страшного, тебе помогут с ней разобраться. Там наверху любят дерзких и самоуверенных. И помогают. Мне точно помогли.

Я буду журналисом-международником!

Это выпалила я в третьем классе в старой деревянной школе во всеми забытом городе на сибирских болотах.

И для верности написала на газете, которой мы застилали парты, крупными буквами ЖУРНАЛИСТ-МЕЖДУНАРОДНИК.

Откуда я взяла это название? Где увидела? Ведь в это время у нас не было даже телевизора.

Да, я очень много читала. Папа любил книги про шпионов, он приносил их сразу по несколько штук, так что я успевала прочитать их тоже.

Я поняла, что необходимо знать иностранные языки, тогда можно стать не шпионом, а разведчиком, чтобы этих шпионов ловить. Ведь это так интересно.

Откуда взялся журналист? Может, я перепутала его с писателем, который будет описывать подвиги разведчика.

Мои одноклассники, конечно, ничего не поняли по поводу моего наглого заявления. Ни тогда, ни позже. Так покрутили пальцем у виска, мол, как всегда, придуряется. А я начала «придуряться» по полной.

Немецкий стал моим любимым предметом. Ну и литература с русским, конечно.

На инъяз в наше время могли поступить только небожители. Конкурс был ого-го!

На английское отделение больше 20 человек на место, на немецкое — больше десяти. Это в Новосибирске, о Москве никто даже не заикался.

Понятно, что городские сильно обгоняли провинциалов. Был один шанс увеличить возможность поступления — это средняя оценка 5 из школьного аттестата, которая добавлялась к проходному баллу.

Мне мешала химия. Она уничтожала, просто выжигала серной кислотой мою среднюю пять из аттестата.

Да и сама химия в полном смысле уничтожала меня. Я ее не понимала вообще. Не соображала, как строить формулы реакций, не различала валентности и амбивалентности. Или как там? Я решила выучить учебник. Наизусть. Ничего не понимая. Все лето я долбила формулы, учила теорию, а потом тупо пересказывала учительнице. Я честно вымучила пятерку по химии и добавила ее к экзаменационным баллам на факультете иностранных языков. Я поступила! На зло городским и тем, кто шел «по блату».

Язык я выучила, а вот к заявленной пафосной профессии не приблизилась.

И да! Я снова поступила учиться на факультет пара-па-па! Журналистики!

Потом я работала журналистом, а параллельно пиарщицей в немецкой компании! Чем вам не журналист-международник?

Да, я не сидела на экране голубого телевизора и не рассказывала о Карибском кризисе, но я прекрасно вела презентации для немцев по продвижению информационных технологий на российский рынок.

Анна Ивановна, милая Анна Ивановна. Она единственная, кто без улыбки восприняла мое пафосное заявление. Это она сказала: «Начни с изучения иностранного языка и побольше читай!» Что было дальше, вы уже знаете.

Так что не важно, где вы живете, мечтать надо по-крупному. Даже если сам не очень понимаешь отправленную во вселенную заявку. Ничего страшного, тебе помогут с ней разобраться. Там наверху любят дерзких и самоуверенных. И помогают. Мне точно помогли.